Неофіційний сайт НЛТУУ (Національний лісотехнічний університет України)

01
Гру

Пять часов с «Идиотом»

Метафор и аллегорий «по Достоевскому» театра Meno Fortas хватило бы на десяток спектаклей.

«Четыре действия, три антракты, спектакль заканчивается в половине двенадцати», – предупреждали капельдинеры зрителей, пришедших на спектакль «Идиот» литовского театра Meno Fortas 26 и 27 ноября. А поскольку еще и начиналась она на час раньше, чем обычно, в 18:00, можно было бы предположить, что эта информация заставит театралов притормозить у входа. Более того, наш зритель давно запечатлел в памяти наблюдение: если долго – значит, скучно. Но фамилия режиссера Эймунтаса Някрошюса в афише побудило театралов поставить противоположное вопрос: а почему так мало?

Начинается спектакль с того, что Мышкина на носилках заносят на вокзал: больной князь возвращается по лечению в Швейцарии. Такое появление означает, что ничего хорошего Родина князю не обещает. Дальше – больше: упитанный и беспардонный Парфен Рогожин (Сальвиюс Трепулис) принимает субтильного Мышкина за руку и, таская по полу, словно куклу, слушает рассказы князя о его жизни за границей. По воле режиссера искренности и беспомощности Мышкина в этом спектакле противостоят как все возможные человеческие пороки. И именно поэтому одним из центральных в спектакле есть сцена в Настасе Филипповны (Ельжбиета Латенайте), когда все ее гости рассказывают о событиях из жизни, за которые им было стыдно: сели на стулья друг за другом, один рассказал – и возвращается в хвост очереди. Потому что таких событий у каждого – не одна и не две. Да что там вспоминать – просто здесь летят в огонь отданные за Настасю Филипповну Рогожинский сто Ганя (Вайдас Вилюс) решительно лезет за деньгами. Словно искры из очага бьются о пол и разлетаются комнатой монеты – здесь все покупается и все продается. Князь Мышкин при этом стоит, смутившись, сбоку – ему к таким размахов еще грешить и грешить. А Настасья Филипповна, понимая его уникальность среди этого «собрания достойных», гладит по лицу Мышкина, а затем жадно втирает этот запах, эту детскую трогательность в свое лицо. Таких сцен, затрагивающих воображение, душу, в спектакле столько, что невольно сомневаешься: а действительно ли автор этого масштабного полотна – один человек, не группа авторов?

В Киев показывать спектакль «Идиот», премьера которой состоялась год назад, Някрошюс не приехал. (Как рассказал директор театра Meno Fortas Андрюс Янкаускас, сейчас Маэстро обдумывает новый спектакль, поэтому старается лишний раз «не возникать» из этого процесса). Зато приехали два князя Мышкина (Довмонтом Цюнис и Дарюс Пятровскис), которые сыграли по очереди в двух спектаклях. Актеры признались, что, начиная работать над спектаклем, они вообще не понимают, чего хочет от них режиссер. Понимание приходит только в процессе репетиций, но даже на премьере актеры «осознают половину из того, что играют». А на вопрос о возможных импровизации на сцене они так красноречиво пожимали плечами, что стало понятно: актерские предложения в этом театре если и здороваются, то очень незначительные. Някрошюс как искусный дирижер «расписал» партитуру для каждого актера / «инструмента», тщательно продумав маленькие паузы и ритмичные колебания. Свои мнения Эймунтас Някрошюс поручил актерам и сделал все для того, чтобы они пересказали зрителям в «чистом виде», без каких примесей, домыслов или корректив.

Сын режиссера, Мариус Някрошюс, выстроенные отцом образы поддержал стенографической идеей «все мы родом из детства». В первую очередь это касается князя Мышкина, душа которого так и не приняла ценностей своего окружения. В доме Иволгина, где Лев Николаевич снимать квартиру, ему предложат детскую кроватку с металлическими перилами – потом из таких кроватей появятся очертания города. Разводные мосты – а мгновение назад это были лишь огромные чемоданы – и бумажные кораблики, которые Мышкин по-детски толкать вперед, указывают, что это Санкт-Петербург. Массивные двери, подвешенные на канатах, не могут прочинитися настежь: в замкнутое пространство – своих комплексов, разочарований, пороков, неспособности слышать и быть услышанными – попадают все герои «Идиота». Причем все – здесь следует понимать почти буквально. Потому что в отличие от коллег-режиссеров, в спектаклях по «Идиот» удовлетворяются одной-двумя сюжетными линиями романа, Някрошюс охватил максимум из того, что есть в произведении Достоевского.

Залиште коментар

Ви повинні зареєструватись для того, щоб мати можливість додавати коментарі.

Поставте будь-яке наше посилання у себе на сайті і пришліть його нам по e-mail і ми поставимо Ваше посилання у нас.

© 2016 Неофіційний сайт НЛТУУ (Національний лісотехнічний університет України)

При копіюванні матеріалів посилання на сайт nltuu.com.ua є обов'язковим